Чтобы понимать настоящее и предвидеть будущее, надо знать прошлое. Чтобы коллекционировать искусство, нужен талант. Талант инвестора, способного анализировать и чувствовать, делать правильный выбор и точный расчет. Коллекционер работ Альбрехта Дюрера Дмитрий Солопов рассказал Paradise Art о том, как узнать, работы каких художников со временем вырастут в цене.

Paradise Art:

Дмитрий, почему именно Дюрер? Что Вас в нем привлекло?

Дмитрий Солопов:

Помимо того, что Дюрер – великий мастер эпохи Возрождения, «Северный Леонардо», как его называли, это художник, с которым лично у меня связаны особые воспоминания – именно этот художник окружал меня в детстве. Я начал собирать артефакты, связанные с военной тематикой, в 2010 году и наткнулся на гравюру 1515 года, которая называется «Пушка». Эта работа привлекла меня множеством деталей и необычностью композиции. Как и все работы Дюрера, это картина-загадка. Тогда же я купил один оттиск из его 16-листовой серии «Апокалипсис», сделанной в 1497-1498 годах. Они были отпечатаны в 1498 и 1511 годах. С этого все и началось.

Paradise Art:

Вы собираете те оттиски, которые делал сам Дюрер, или можно сделать отпечаток с оригинальной матрицы и это тоже будет считаться подлинником?

Дмитрий Солопов:

Я считаю, что коллекционера могут интересовать только оригинальные отпечатки, выполненные автором. Кроме того, сделать оттиск с оригинальной матрицы невозможно, поскольку они все утрачены. Как правило, все мастера Возрождения, делавшие гравюры (например, Рембрандт или Босх) добивали матрицу до конца. Ведь это была деревянная доска, или медный лист, которые очень сильно сдавливали прессом. На 500-ом или 600 ом отпечатке такие доски просто раскалывались, а медные листы стирались. Весь «Апокалипсис» в моей коллекции – это только оригиналы, отпечатанные в 1497 или 1511 годах. Причем среди них есть даже так называемый «предпечатный» экземпляр, то есть пробный оттиск, сделанный для того, что понять, насколько хорошо выйдет чистовой вариант. Это видно по качеству печати (оно чрезвычайно высокое) и отсутствию текста с обратной стороны.

Paradise Art:

То есть это были иллюстрации к книге? Зачем он вообще делал свои гравюры?

Дмитрий Солопов:

Чтобы заработать. Дюрер, как и все художники того времени, работал только на заказ – это могли быть в том числе и иллюстрации к книгам. В то время никто не рисовал просто так, от того что пришло вдохновение. Все зарабатывали деньги. И гравюрой он занялся не от хорошей жизни. Он пытался писать портреты на холсте, но это оказалось невыгодно – на одну работу уходило полгода, а то и девять месяцев! Тогда техника письма маслом была очень сложной, много внимания уделяли долговечности картины, специально готовили краски, покрывали картину многими слоями. Поэтому у картин мастеров Возрождения не тускнеют краски, в отличие от более поздних художников (обратите внимание, скажем, на Сурикова). Так вот Дюрер понял, что полотна писать не выгодно и занялся гравюрами. Поначалу они напоминали лубки – он их печатал, а его жена и мать продавали на базаре. Здесь капуста, там морковка, пиво, а тут – гравюры Дюрера. А в те листы, которые оставались непроданными к концу дня, заворачивали купленную тут же рыбу.

И только «Апокалипсис» вывел его на совсем иной уровень. После этой серии работ к нему стали обращаться богатые заказчики, и он стал весьма солидным и уважаемым художником. Ему начинают заказывать портреты, алтари, за заказы хорошо платят. В этот период признания число работ резко снижается. Он перестает брать количеством и делает упор на качестве.

Paradise Art:

Но ведь нам известны автопортреты Дюрера. Сложно представить, что некий богатый нюрнбергский купец решил заказать не свой собственный портрет, а портрет художника.

Дмитрий Солопов:

Действительно, Дюрер – рекордсмен по числу автопортретов. Нам известно целых четыре. Полагаю, это делалось в рекламных целях. Например, в 1500 году он изобразил себя в образе Христа с распущенными волосами и отправил по разным герцогским домам, чтобы продемонстрировать, какого совершенства достиг в этой технике. Кстати, есть еще и пятый, а точнее первый портрет, нарисованный карандашом в возрасте 14 лет. Глядя на него, понимаешь, что подросток не может так тонко рисовать. Это невероятно!

Paradise Art:

Насколько Дюрер соответствовал своей эпохе? Он считался новатором для своего времени или это была обычная история успеха мастера?

Дмитрий Солопов:

Я не думаю, что он изобрел что-то новое. Он учился у итальянцев, понимал, что находится в мейнстриме Возрождения. Он вывел гравюру на совершенно иной уровень – от лубка до произведения высокого искусства. Он поразил своих современников техникой. Немецкая гравюра конца 1580-х годов – это довольно простенькие картинки на религиозную или бытовую тему. Но именно Дюрер наполнил свои работы философским содержанием. Вот, например, его «Меланхолия» – это работа, содержащая множество символов. И это тоже один из элементов, если можно так выразиться, «персонального бренда». Дело в том, что в его время к меланхоликам относили людей с богатым воображением (в частности, художников и поэтов). Некоторые искусствоведы видят в этой гравюре выражение личности автора, еще один автопортрет, если угодно. Вот в этой «философичности» гравюр, пожалуй, можно усмотреть новаторство. Дюрер вдохновлял немецкое искусство еще долгие годы после своей смерти. Но в целом, в плане идеологии Возрождения итальянцы уже все сделали. Хотя у них, на мой взгляд, философия картин менее глубокая.

Paradise Art:

Вы сказали, что искусство Возрождения было либо утилитарно, то есть настроено на потребности заказчика, либо несло некую идеологию. Но с конца XIX века получает распространение идея искусства ради искусства. Это тоже была определенная конъюнктура?

Дмитрий Солопов:

Идею искусства ради искусства выдвинули те художники, которые, строго говоря, не умели рисовать. Скажем, как появились импрессионисты? Это те, кого не брали в академии художеств. Академики не могли понять, как можно воспринимать, например, Сезанна. То же самое было в России с передвижниками. Академики живописи не могли сопоставить Карла Брюллова, который учился в Италии, с Шишкиным. Но и импрессионистам, и передвижникам, несказанно повезло: они нашли своего коллекционера, своего покупателя. Во Франции это были буржуа-нувориши, которым нужно было набирать свой имиджевый потенциал и им по духу очень подходили эти отвязные художники-тусовщики, тем более, что классика им уже поднадоела. То же самое произошло с передвижниками в России. Появляются буржуа, которым эта живопись нравится. Например, Репин получил заказ написать огромное полотно – заседание государственного совета 1901 года и портрет молодого царя Николая Второго.

В этом смысле настоящим провидцем оказался Павел Третьяков. Он видел, что будет цениться в будущем. По его вложениям можно судить о том, какой художник чего стоит. Скажем, у Шишкина и Сурикова он купил всего несколько работ, а Верещагина выкупил на 80%, причем пытался даже купить в долг, но тот продавал только за живые деньги.

Paradise Art:

По-вашему выходит, что тенденции в искусстве определили покупатели, коллекционеры. Какой сейчас тренд в коллекционировании? На что спрос?

Дмитрий Солопов:

Традиционно – классика и современное искусство. В первом случае – это большие вложения в актив, который гарантированно будет дорожать в ближайшие 20 лет, во втором случае – классический венчур. Это попытка купить будущий шедевр. Потенциальный выигрыш колоссален, но и риск тоже велик, как в любой подобной инвестиции. Это мне объяснил замечательный искусствовед Григорий Козлов. Я спросил, почему Марк Ротко стоит 30 млн долларов. Что в нем такого? Он сказал: «Когда ты не можешь купить ни Леонардо, ни Дюрера, ни Рафаэля, ты ищешь возможности купить шедевр «с колес». Даже небольшая работа Леонардо стоит уже полмиллиарда, Густав Климт – 120 млн долларов. По сравнению с ним Ротко стоит относительно дешево. Такая цена обусловлена тем, что многие коллекционеры поставили на него, как на Леонардо да Винчи через двести лет. По факту рекорды коллекционных цен линейно связаны со временем.

Кстати, рекорд по стоимости оттиска принадлежит Дюреру. Недавно в Нью-Йорке был аукцион, где за его «Носорога» дали почти миллион долларов. За листок бумаги!

В вашей коллекции есть работы сопоставимой стоимости?

Дмитрий Солопов

Нет, мои работы дешевле – средняя стоимость листа исчисляется десятками тысяч долларов. Но есть и за сотню.

Paradise Art:

Как Вы покупаете работы? У Вас есть какой-то фонд на закупку Дюрера? Или Вы покупаете, когда удачно сыграете с какими-нибудь фьючерсами? 

Дмитрий Солопов:

У меня все достаточно консервативно: есть основной фонд коллекции, есть обменный, а есть целевые резервные накопления. Я отнюдь не олигарх. У меня ограниченные финансовые возможности. Поэтому я ставлю себе цель и достигаю ее. На то, чтобы собрать 16 листов «Апокалипсиса» ушло пять лет. Теперь я поставил себе новую цель – собрать десять самых известных гравюр Дюрера: «Рыцарь, смерть и дьявол», «Святой Иероним в келье», «Блудный сын», «Носорог» и так далее…

Paradise Art:

А зачем Вы повезли основную часть своей коллекции в Нижний Новгород? 

Дмитрий Солопов:

Мне очень приятно показывать эти работы там, где им рады. Все-таки столичная публика несколько избалована, а в регионах подобные выставки проходят на «ура». Они воспринимают искусство живее и менее снобистски. Поэтому я заключил соглашение с Нижегородским государственным художественным музеем о демонстрации моей коллекции. И хотя я сам не люблю «передвижников», но идея передвижных выставок мне очень симпатична и я готов продвигать подобные проекты.

Paradise Art:

Насколько сейчас в России популярно коллекционирование? 

Дмитрий Солопов:

Коллекционирование – это не только эстетическое удовольствие и способ познания истории, не только одна из самых выгодных инвестиций, но и замечательный способ выстраивать репутацию. В связи с этим я хочу создать клуб коллекционеров артефактов, картин, гравюр, посвященных военной тематике. В нашей стране очень много людей, которые готовы в это вкладываться. Живопись и графика начиная с XVI века на 80% посвящена военной теме. В этот клуб будут входить разные люди – кто-то будет коллекционировать XIX век, кто-то – северное Возрождение, как я, а кто-то современное искусство. Но их будет объединять одна тема. Предполагается, что мы будем возить свои объекты по разным регионам и устраивать передвижные выставки.

Автор: Гершон Коган, 30.05.2018

Syuzanna Kamara

Tel: +7-962-935-67-77 (RUSSIA)
Tel: +1(646)823-82-41 (USA)
Mail: paradisearts@yandex.ru
Instagram: paradiseart_4u
www.paradise-artgroup.com